Мой кабинет
Каталог работодателей
  • Аптеки
  • 229 вакансий
  • Другое
  • 45 вакансий
  • Маркетинг
  • 25 вакансий
  • Медицина
  • 350 вакансий
  • Продажи
  • 248 вакансий
  • Производство
  • 15 вакансий

Рекомендуем книгу
7 граней/таланта

Книга «7 граней / таланта» Билла Бонстеттера и Эшли Бауэрс практически недоступна широкому читателю, поскольку издана ограниченным тиражом под эгидой TTI Success Insights Ukraine. Ее невозможно найти на рынке «Петровка», ее невозможно приобрести в книжных магазинах, хотя тема очень важная – как раскрыть свой талант? И как раскрыть таланты своих подчиненных?

Самое древнее плацебо

Ученые до сих пор не создали эффективное универсальное противоядие, несмотря на все достижения и стремительный прогресс современных медицинских технологий. Интересно, что когда-то такой антидот «разработали» античные врачи.

Людмила Шварц, Pharma Magazine

Несмотря на все достижения и стремительный прогресс современных медицинских технологий, ученые до сих пор так и не создали эффективное универсальное противоядие. Забавно, но когда-то такой антидот «разработали» античные врачи.

Дороги ведут через Древний Рим
Универсальный антидот получил название териак, или терьяк (по ближневосточной транскрипции). И если с позиций доказательной медицины он представлял собой полный ноль, то с точки зрения фарммаркетинга являлся поистине магическим препаратом. Еще бы, при полном отсутствии терапевти­ческой эффективности он смог продержаться «на рынке» сотни лет!

История гласит, что оригинальную формулу териака, включавшую примерно 64 ингредиента, впервые составил в I веке н. э. критянин Андромах, врач зловещего императора Нерона. По некоторым намекам в древних манускриптах (того же Тацита) можно предположить, что это удивительное средство принимала в целях профилактики мать Нерона, опасавшаяся быть отравленной собственным сыном.

Впрочем, авторство териака неоднократно оспаривалось. Например, восточные источники приписывают его жестокому персидскому царю Митридату VI Эвпатору, жившему в I веке до н. э. Согласно легендам, монарх, побаивавшийся коварства родни и придворных, экспериментировал с отравляющими ве­ществами на преступниках и даже на самом себе. Результатом этих опытов и стал якобы сложный антидот — териак.

Другие источники свидетельствуют о том, что аналогичные испытания проводили также арабские венценосные особы. Так, один калиф экспериментировал на… собственных гостях: во время пиршеств тех кусали предварительно разозленные ядовитые змеи, а затем аристократ «излечивал» несчастных териаком.

Впоследствии даже коллеги Андромаха высказывали подозрения, что тот опустился до плагиата — скопировал и скомпилировал рецепт то ли знаменитого перса, то ли неизвестных древнегреческих целителей. Но не пойман — не вор, и именно придворный врач Нерона признается автором самого древнего плацебо, сделавшего ошеломительную «карьеру» на всех обитаемых континентах.

Мануалы в стихах и прозе
До нас дошли очень древние сочинения, включающие спис­ки ядов и противоядий от них и описывающие использование териака. Среди ранних источников, пожалуй, наиболее известны отрывки двух стихотворных произведений Никандра Колофонского, греческого поэта и врача, жившего во II веке до н. э.:

Theriacas — о природе ядовитых животных;
Alexipharmaca — о растительных ядах и противоядиях.

Автор разделил все яды на две группы — быстро- и медленнодействующие. Никандр довольно-таки подробно описал токсичные свойства аконита, белены, тиса и многих других опасных растений. В качестве противо­ядия, помимо териака, он рекомендовал теплые молоко и воду, настой из льняного семени, а также использовал методики, вызывающие рвоту.

Великий медик Клавдий Гален несколько изменил «токсикологическую» теорию. В своем сочинении «Антидоты» он классифицирует ядовитые вещества иначе — как «охлаждающие», «согревающие» и «вызывающие гниение». А чтобы лечить отравления, он предлагал использовать подход «Противоположное исцеляется противоположным». Эта точка зрения долго существовала в медицине как аксиома и была даже принята (с некоторыми модификациями) арабским эрудитом Ибн Синой. Гален посвятил териаку отдельную книгу — Theriaké. Один из наиболее высокопоставленных его пациентов, римский император Марк Аврелий, принимал этот «антидот» на регулярной основе.

Териак быстро и беспрепятственно последовал по Шелковому пути в Китай и Индию и приобрел там статус едва ли не панацеи. Вера в него по большей части основывалась на весьма изящной концепции: чем больше в организм пострадавшего будет введено лекарственных ингредиентов — тем больше болезнетворных начал удастся нейтрализовать.

Пройдут долгие столетия, но мало что изменится в подходе к лечению интоксикаций…

Все будет териак!
Эффекты териака восхваляет «Лечение отравлений», труд арабоязычного иудейского врача X-XI веков Мусы бин Маймуна, известного в Европе как Маймонид. Помимо рвотных и слабительных средств как основных методов борьбы с отравлениями, Маймонид приводит в нем рецепты различных «больших» и «малых» териаков. Ученый советовал чередовать их прием с жирными супами, поскольку полагал (и вполне логично), что жиры мешают токсинам всасываться.

Проходили столетия, состав териака то усложнялся, то упрощался, и его начали применять не только как противоядие, но и как ле­карственное средство при внутренних болезнях. В частности, Ибн Сина лечил им не отравления, а определенные заболевания желудочно­кишечного тракта.

Во время эпидемии черной смерти в середине XIV века врач Джентиле да Фолиньо, сам умерший от чумы в июне 1348 года, рекомендовал в своем трактате спасаться от этой инфекции териаком, причем принимать его следовало как минимум год. Правда, детям он не советовал давать его внутрь — только мазать. То, что териак никак не помог итальянцам спастись от этой напасти, нисколько не повлияло на его репутацию — средство продолжало пользоваться бешеным спросом.

Рецепт по статусу
В свое время в рецептуре териака побывали мясо диких зверей и рептилий, сушеный скорпион и змеи, а также остатки мумии. На производство «каноничного» противоядия уходили месяцы со сбором и приготовлением нужных трав и ферментацией других ингредиентов. В результате продукт получался дорогим и, следовательно, был доступен только зажиточным пациентам.

Поначалу состав териака хранился в секрете, но в 1669 году знаменитый французский аптекарь Мозес Чарас опубликовал и распространил его формулу — таким образом он пытался лишить монополии на чудо-средство венецианцев, основных его производителей в тот период. Вскоре, согласно правилам ряда аптекарских уставов, териак готовили уже публично, причем в торжественной обстановке. Каждый его компонент подлежал тщательному осмотру, а после смешивания фармацевт обязательно должен был указать на таре дату изготовления и полный состав лекарства.

Впрочем, иногда формулу редактировали до предельной лаконичности. Согласно первой каталонской фармакопее 1535 года, которой также пользовались во Франции и Германии, териак представлял собой причудливую, но вполне приятную на вкус композицию из 12 веществ. В эту дюжину входили, в частнос­ти, мед, кардамон с корицей, корневище дягиля, валериана, полынь, мирра и опий. Не самая отвратительная версия «оригинального» антидота врача Нерона!

Также дошли до нас рецепты «для бедных» из трех-пяти компонентов — в основе таких формул всегда фигурировал чеснок. А вот первая немецкая государственная фармакопея 1698 года дает уже совершенно другой рецепт «териака Андромаха»: в этом издании антидот изготавливают из 71 компонента! Нужно ли говорить, что историки до сих пор не все из них идентифицировали?

Закат в Европе
Критиковать териак медицинские специа­листы осмелились только в XVII веке. В частности, сомневался в антидоте британец Гидеон Гарвей в своей работе «Искусство лечения болезней ожиданием», изданной в 1689 году. Врач сар­кастично отметил, что «Лев, медведь, тигр, кошка, волк, собака и сотня других диких зверей вдобавок, собранные вместе, не могли бы произ­вести в воздухе такого шума, как все неукротимые элементы териака произвели бы в желудке, если бы только опиум среди них не успокаивал бы их бешенства и не сдерживал бы их ненормальность».

Комментарий на эту тему, содержащийся во французской фармакопее 1788 года, более тактичен: «Занимавший столь долго и столь большое место в фармации и терапии, териак отныне покидает арену истории и переходит в область легенд». Впрочем, спровадить антидот из клинической практики удалось еще нескоро: аптекари отпускали его вплоть до 1884 года.

 

Источник: www.pharma.net.ua

подписаться на рассылку

Календарь событий


<Пред След>
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

LinkedIn Facebook ВКонтакте